Поиск
  • Algae Rua Aleksandra

КАК ПРОШЛА МОЯ ПЕРВАЯ ВЫСТАВКА В СТЭНФОРДЕ?!

ЧАСТЬ I. Полный кирдык-байрам или что такое последний

час перед выставкой.


29 января, Ayrshire Farm Lane

здание 227, квартира 109


16:00 

“До выставки всего ЧАС! Так…Музыка загружается, столик я убрала, картины висят.

Что же осталось? ДИВАН. (на нем я как раз и сижу) ГРЕБАНЫЙ ДИВАН. И Таблички

с текстом. И кухню тканью закрыть. И Bad Trip у входа написать, И...ИИИ

И ГДЕ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ, СЛАВА С КРАСКОЙ И СКОТЧОМ???”

С ужасом смотрю на часы. 16:05. Еще пять минут впустую. Вскакиваю с дивана и

бросаю куртку на пол. 

— Ну, Саша, погнали! - мысленно подбадривая себя, пихаю в кухню тяжеленный

диван и ставлю его вертикально к стене.

— Вроде стоит… (выдыхаю) Забавно будет, если эта махина сейчас упадет мне на

голову. Вот это будет настоящее современное искусст…ТАК! ПОТОМ ПОДУМАЕШЬ!

- срываюсь с места и бегу срочно доделывать остальное.


Большими буквами пишу название выставки (“The Bad Trip”) на ткани у входа,

крашу картонные таблички для текста в черный, мелом переписываю выставочный текст на уже высохшие картонки, приклеиваю оставшийся свет, рису…стоп стоп стоп что-то меня шатает...Понимаю, что ничего не ела последние 7 часов!

Срочно бегу в столовую. 5 минут. ЕМ. 3 минуты. Спринтом бегу обратно. 4.

Ощущение времени ужасно искривлено, каждая минута длится как все 10.


16:40 

Еще 20 минут - прекрасно! 

Почти в ту же секунду в квартиру врывается Слава с краской и скотчом для

оставшийся ткани. И совершенно бешеным взглядом. Клянусь, никогда еще я не

видела, чтобы “всегда уравновешенный весь такой из себя PhD математик” Слава

так нервничал. :)


— САША, Это просто п***. Сейчас уже люди начнут приходить, а все валяется!

— Так, спокойно! Еще целых 20 минут, мы все успеваем. 

— Какие 20??? Посмотри на часы.

— Ну вот (показываю на часы) 

— В телефоне!!!! (смотрю в телефон)

— 16:50??? У МЕНЯ ЧТО, ЧАСЫ ОТСТАЮТ?? (они действительно отставали) 

— Сашаааааа....


Последующие 10 минут в точности напоминают сцену из любой американской

школьной комедии, когда главный герой после трэшовой high school

вечеринки ПЫТАЕТСЯ за 30 секунд убрать все говно, мусор и бутылки в доме, пока

ничего не подозревающие родители паркуются в гараже.


Мы носились как угорелые. Запихивали мусор под кровать, убирали мебель,

развешивали остатки ткани, свет, лампочки, таблички. 

Все быстро, нервно. И громко. До открытия оставалось 5 минут.



17:00.

ЧАС ИСТИНЫ. НЕЗАВИСИМАЯ ВЫСТАВКА “The BAD TRIP” авторства ALGAE

RUA ALEKSANDRA ОФИЦИАЛЬНО ОТКРЫТА ДЛЯ ПОСЕТИТЕЛЕЙ!

"ЗАХОДИТЕ, ЗАХОДИТЕ, мы тут пока все немножечко доделываем, НО НИЧЕГО

СТРАШНОГО, НЕ ОБРАЩАЙТЕ ВНИМАНИЕ, ЧУВСТВУЙТЕ СЕБЯ КАК ДОМА..."

Ровно в эту же секунду дверь отворилась, и в помещение вошел мой первый

посетитель - мой друг, аспирант по генетике, Тони.


ВЫСТАВКА НАЧАЛАСЬ!

ЧАСТЬ II.  Немного Контекста. 


“The Bad Trip” - необычная выставка. Особенно для такого обычного

Стэнфордского art студента, как я. Объясню.


Необычность первая:

У студентов, занимающихся искусством в Стэнфорде, есть лишь два официальных

пути развития и продвижения себя как художника: Art департамент и студенческая

галерея. 

Попадешь туда и вперед: выставляйся, учись, делай работы, вдохновляйся, твори,

вот только…по РАЗРЕШЕНИЮ, конечно.


Прошел университетский конкурс работ - будешь висеть в галерее! Прошел

application на курс - будешь заниматься искусством! Не взяли? Не прошел? Денег

на материалы не хватило? - Извиняй. Займись чем-то еще. 

Все это, как и следует ожидать, - один большой рыночный конвейер,

работающий на одобрении, "правильной подаче" себя, лести и подлизывании

университетским политическим идеологиям. Ни о какой творческой свободе и

самостоятельности речи не идет! Выставки прилизанные, толерантые, лево-

ориентированные.


The Bad Trip же — явление же совершенно иного толка. 

The Bad Trip — выставка независимая, сделанная без поддержки департамента,

галереи, или faculty memberа. С ее помощью я хотела показать всем начинащим

университетским художникам, что ВЕЩИ можно делать самостоятельно, без

одобрения высших инстанций.


Мы все сделали сами, от начала и до конца. От картин, до закупки тканей и

расстановки света.


Необычность вторая:

Выставка "The Bad Trip" не проходила в галерее/музее или ином официальном

выставочном пространстве, опять же, в пользу самостоятельности. Галерейные

пространства во многом, мертвы. Картины годами пылятся в подземных архивах

этих помпезных зданий, ожидая "доброго сноба-куратора", что вернет их к глазам

зрителей. А это, опять же, конвейрер вкусовщины наряду с холодным расчетом

рынка и современных тенденций.


ЧТО ЖЕ МЫ? У нас опять все не по ГОСТу.


Выставка проходила в обычной Стэнфордской квартире. Если быть точным, в

типичной квартире graduate студента — phd математика и моего замечательного

друга Славы Наприенко. Там же с апреля прошлого года, между двумя диванами,

находится моя крохотная студия, где я и нарисовала все работы, что были

представлены на выставке.


Так что никакой вам галерейной мертвечины! Буквально, ЖИВ(Л)ОЕ пространство!


Необычность третья:

Обычно на выставках работы можно смотреть нелинейно. Даже при наличии общей

темы, зритель может легко прыгать с работы на работу, самостоятельно

распределяя время просмотра и перемещение в пространстве. Иногда люди

приходят ради одной “лучшей”/ признанной картины, забивая на все остальное.


— У вас опять все не так? - спросите вы. ДА как вы догадались??


The Bad Trip - не собрание “моих лучших работ за месяц посмотрите”, где зрителю

дано выбирать, что смотреть и как ходить. Это, в первую очередь, полноценная,

линейная история, которую нужно просмотреть от начала и до конца! Все 17

картин. 


В чем же эта история, снова спросите меня вы? 


История The Bad Trip стара как мир. Это сказка, мифологический эпос, легенда,

притча. Два героя (аллегорическое Я и некто по имени Настя) покидают привычную

среду (обычную московскую квартиру) и отправляются в пугающее путешествие в

самую низшую точку существования — людскую клоаку, подземелье, страшный

лес, или по простому - Ад. Нам всем знакомо ощущение встречи с пугающим

хаосом и страданием, когда грань сумасшествия, безнадеги, и смерти очень

размыта. Так вот ЭТО про это. Такое путешествие есть во всех главных сказках и

религиозных сюжетах мира. Мы и сами постоянно "ходим в страшный лес" в

течение жизни, когда кажется, что хуже быть уже не может.


Чтобы создать ВОТ ЭТО ощущение полноценной истории и путешествия, я

решила развесить картины линейно, максимально использовав пространство

Славиной квартиры с ее комнатами, уголками и коридорами.

Зритель начинал с прихожей, читал текст, попадал в гостиную через дверь,

проходил всю гостиную, заворачивал в коридор, шел по коридору налево,

сворачивал в еще одну комнату (где его ждал грандиозный финал), проходил ее и

наконец упирался в открытое ОКНО — официальный выход с выставки The Bad

Trip…с сюрпризом! 


Сюрприз — дополнительная картина, что лежала под кустом, слева от окна, так что заметить ее изнутри было практически невозможно. Окно - было одним из моих любимых частей всего действа! Но к нему мы вернемся немного позже.

Так вот. Подобная схема перемещения в пространстве НЕ позволяла зрителям

прыгать с работы на работу, а узкость коридоров и комнат заставляла их двигаться

дальше, то есть БУКВАЛЬНО СОВЕРШАТЬ ПУТЕШЕСТВИЕ! Все это, конечно, в

сопровождении звуков, картин, света, текста, музыки и тд. Подобного я сама

никогда не встречала ни в музеях, ни на независимых выставках. 

В общем и целом, вы поняли. Выставка была не самой типичной.

Не гениальной, не уникальной в своем роде, но и не стандартной. Стоит добавить,

что при всей своей "необычности" мои ожидания были минимальны. Нет, не так.


У меня были нулевые ожидания, и я серьезно морально готовилась к тому, что ко мне придет ровным счетом НИКТО.

Но вернемся же к вечеру 29 января.


ЧАСТЬ III. Это полный провал, а Я - позор художественного

мира...

Итак, выставка началась. И если говорить честно, я не помню, когда еще в моей

жизни ВРЕМЯ (выставка шла с 5 до 10) шло ТАК ЖЕ медленно, растягивалось ТАК

ЖЕ сильно от всей гущи непрекращающихся событий, как в этот вечер.

Казалось бы, всего-то 5 часов - обычный ужин с друзьями с последующей

вечеринкой. Но для меня это была целая ВЕЧНОСТЬ! Каждую минуту происходило

что-то, что требовало моего полного сконцентрированного внимания и

присутствия.


Эмоциональное напряжение было на пределе.


17:30

Выставке полчаса. Первые гости уже вовсю рассматривают картины, а мы со

Славой по-прежнему (но теперь тихо) бегаем по квартире, доделывая последние

детали. В впопыхах и без обуви выбегаю на улицу повесить фонарики и знак The

Bad Trip у входа в квартиру. Стоя на кривом стуле, со скотчем в зубах еле-еле

вешаю гирлянду, как вдруг, ВИЖУ…по дороге к дому идет уж очень знакомая

фигура. Костюм, седые волосы, изящный силуэт...БОЖЕ! Да это же — Профессор

Александр Немеров! 


Для тех кто не знает, профессор Немеров — именитый преподаватель истории

искусств в Стэнфорде, заведующий департамента, философ…и моя давняя

Стэнфордская обсессия. Еще первокурсницей в первом семестре я попала к нему

на курс и буквально влюбилась (в исключительно платонически-интеллектуальном плане) в его преподавание. Потом я написала ему письмо, он ответил, мы познакомились бла бла бла и вот он здесь! На моей первой выставке!


Жутко нервничая, я пригласила его внутрь, а сама со страху убежала подальше,

доделывать текстовые таблички. Пока Немеров где-то там гулял, а новые гости

заходили внутрь, я суетилась на кухне с очередными светильниками. Через 20

минут хаотично-неэффективных движений я налетела на Славу, который с

недоумением сообщил мне, что Немеров только что ушел! 

КАК? КАК Я МОГЛА ЕГО УПУСТИТЬ? В одних носках выбегаю на улицу, вижу

изящный силуэт у поворота, и в надежде кричу: PROFESSOOOR! 


В ответ — ничего.

Немеров отрицательно качает головой и продолжает идти, опустив голову, даже не обернувшись... 


Мое лицо буквально съехало вниз. Это. Полный. Провал.

“Ему не понравилось. Нет, ему было противно. Противно даже попрощаться со

мной. Теперь он ненавидит меня и мою чертову выставку! Я - позор всего

художественного мира!” - абсолютно серьезно думаю я, стоя в одних носках на

холодном асфальте. Земля просто уходила из под ног. 

Но сдаваться было нельзя. Нельзя было психануть и все отменить из-за одной

неудачи, даже такой глубоко-личной. Это было просто непозволительно. 

— Не думай об этом, Саша, хорошо? - твердо сказали мне Слава и Тони.

Так я и сделала. Постаралась не думать.


Выставка, тем временем, продолжалась. 


ЧАСТЬ IV. Пошло-поехало. Большой сюрприз.

18:00-19:00

Гости продолжали волнообразно прибывать и убывать, распределяясь по комнатам

и коридорам квартиры. Подавив в себе Немеровскую досаду, я с улыбкой

встречала каждого гостя, показывала им начало выставки, а потом отходила в

сторону, дабы не мешать просмотру (и чтобы доделать эти чертовы таблички). 


В этот период, люди, в основном заходили поодиночке. Причем, люди самые

разные: студенты, alumni из Russian Stanford Association, соседи сверху, мои друзья,

друзья друзей, просто любопытные незнакомцы. Пришла моя подруга мексиканка

Lore с камерой и моя roommate Nina с оборудованием для съемки. Они, как

настоящий профессионалы, занялись делом, предоставив мне несколько минут на

отдых. Часть CORE команды выставки (Марти, Слава, Пранав и Богдан - мои

ближайшие Стэнфордские друзья) и вовсе уехали, дабы взять немного еды.


19:00-21:00


ВОТ ОНИ!! ЛУЧШИЕ ЧАСЫ этого сумасшедшего вечера!!! Солнце окончательно

село за горизонт, и комната погрузилась в пугающе-синеватую тьму. Музыка и

страшные звуки струились из комнаты в комнату, гул людских голосов нарастал.

Людей становилось все больше, адреналин сильнее забил в кровь. Я отправилась

разговаривать с гостями.


СКОЛЬКО же мне попалось интересных персонажей!


Например, один парень полчаса на полном серьезе докапывался до меня,

почему история, происходящая в Москве имеет откровенно Петербуржскую

сине-желтую, а не Московскую красно-серую палитру...

Другой белобрысый в оранжевых носках был так впечатлен происходящим, что

сразу же предложил купить у меня какую-то из картин (мое первое в жизни

предложение). Я вежливо отказалась, но предложила ему связаться и возможно

поделать искусство вместе. Он чуть не захлебнулся от восторга.

Где-то там же пришел мой хороший знакомый - профессор и руководитель

Stanford Neuroscience Institute - Bill Newsome (с ним нас свели мозги приматов).

Bill - очень забавный чувак! Стоя у картин, он шутил, как же сильно "сейчас

напряжена его глазная ретина и visual cortex". Потом мы долго говорили о

сознании, мозге, и искусстве.

А люди все шли. Люди, люди, люди, постоянный поток людей. 10, 20, 30, ВСЕ разных возрастов, аффилияций, и большинство — мне незнакомых. В какой-то момент люди заполонили все вокруг. Многие, узнав, что я художник, подходили, задавали вопросы, просили разрешения сфотографировать работы, улыбались, жали мне руку, и благодарили, благодарили, благодарили... 


— Мы никогда ничего подобного не видели в Стэнфорде! 

— Как вам удалось так трансформировать пространство? Я знаю как выглядит

обычная graduate apartment, но ЭТО…” 

— Ты второкурсница? ХАХА, ты гонишь!” 


От непрекращающегося внимания кружилась голова. Я была к нему

совершенно не готова, и не знала, как себя правильно вести, как распределить

внимание на каждого гостя. Тем не менее, я продолжала жать руки, благодарить,

отвечать на вопросы, и говорить говорить говорить. 


Через какое-то время в квартиру вернулась core группа (см. выше кто это). Ребята

разбрелись по углам, Марти продолжил снимать, а Слава блестяще взял на себя

роль опытного продюсера, что СИЛЬНО облегчило мне жизнь.

И кому, как не ему, исполнять эту роль. Слава был в процессе с самого начала.

Именно он предложил сделать выставку в ЕГО квартире, поддерживая и помогая

мне на протяжении всей подготовки. Лавируя между гостями, я краем глаза видела, как он громко, размахивая руками, со страстью (как и подобает хорошему

продюсеру) рассказывал про мои картины гостям, шутил, и в целом развлекал

народ.


“Как же ты вовремя, господин продюсер! :)” - думала я. 

У меня наконец появилось немного свободного времени, чтобы поговорить с

Мамой и с Ксюшей, представить их своим друзьям, и понаблюдать за гостями. 

Это, пожалуй, было самым интересным!

Например, что только не делало с нашими зрителями ОКНО (выход с выставки)!



Позволяя человеку сразу выйти на улицу (а не возвращаться через входную дверь), окно создавало ощущение кругового движения: люди выходили через окно, возвращались обратно и делали ЕЩЕ ОДИН раунд, дабы просмотреть все заново.


Некоторые делали по 3-4 раунда. Другие просто заходили, выходили через окно, и

продолжали свой собственный путь. Не надо никому ничего объяснять, с умным

лицом стоять у картин, что-то доказывать. Можно просто уйти. По-моему,

великолепно.


Но больше всего меня поразило то, как открыто люди относились к происходящему.

Как много и свободно они обсуждали, что происходит вокруг них и внутри. Люди

знакомились, обсуждали картины, смеялись, собирались в группы и распадались,

плавно перемещаясь в пространстве. Уровень активного взаимодействия и

коммуникации был невероятно высок. Я никогда не видела ничего подобного в

типично-молчаливой формальной галерее.

Одни пересматривали выставку по несколько раз. Другие уходили и приводили с

собой друзей. Третьи сидели на выставке часами, болтая со всеми подряд (рекорд -

6 часов).


Удивительно! Моему счастью не было предела.


ЧАСТЬ V. All Things Must Pass. Все должно уйти.


22:00-23:00

Близился последний час выставки. Люди постепенно стали расходиться. Этот час

можно отметить знакомством с группой Стэнфордских artists, которые предложили

мне, Славе и Марти вместе заниматься искусством. Мы замечательно поговорили,

обменялись номерами, и попрощались теплыми объятиями. К этому моменту я

была настолько уставшей, что могла с трудом связать даже самое простое

предложение. Время занавеса настало. Где-то в 22:30, со слипающимися глазами,

слегка пошатываясь, я объявила об официальном закрытии выставки. В общем и

целом, за 6 часов, пришло около 100 человек. Невероятный успех!

Когда дверь за последним посетителем закрылась, я в ту же секунду в полном

бессилии с криком подыхающей овцы свалилась на пол:

"МЫ ЭТО СДЕЛАЛИИИИАААААААААА!!!!!!"

Впервые за 6 часов в квартире наступила почти полная тишина. Было 100, осталось 4. Я, Слава, Марти и Богдан (еще один мой хороший друг математик). Мы крепко обнялись, открыли бутылку вина, сказали несколько тостов. Обнялись еще раз.

Однако, (эх) и даже самая волшебная ночь имеет свой конец. Всякая карета должна

стать тыквой. Всякая выставка должна стать квартирой. 

На исходе сил, мы сорвали черные ткани, убрали свет с потолка, вернули на место

мебель в кухне и гостиной, сняли со стен картины. Bот они — белые стены, вот

— мебель, вот —  контуры привычной студенческой жизни.

Словно всего ТОГО шума, жизни, и сказки, что были тут еще час назад не было и в

помине. Сил не осталось, и часть вещей мы оставили нетронутыми на другой день.

На лицах промелькнула продолжительная пауза. По мановению волшебной

палочки, я снова превратилась в обычную студентку обычного второго курса, а

невероятное пространство - в обычную квартиру graduate студента-математика.

Но что тут сделаешь. All Things Must Pass, как говорится.

Попрощавшись со всеми, я вышла на улицу и медленно пошла по дороге обратно к

общежитию. Ночь была холодная, тихая, звездная. 

На полпути к дому я на минуту остановилась. Подняла голову к звездам, выдохнула.

Кивнула, как будто сама себе…и зашагала дальше.


Я знала, ЭТО - только начало.


Просмотров: 1

About Me:

Algae Rua Aleksandra (or Alex).

An emerging artist from Moscow and a second-year student at Stanford University, studying arts and cognitive sciences.

Paint in a corner between two sofas.

  • Instagram - Белый круг
  • Facebook - Белый круг
  • Vkontakte - Белый круг